Profile

sewerland: (Default)
sewerland

January 2017

S M T W T F S
1234 5 67
8 91011121314
15161718192021
22232425262728
293031    

Custom Text

Most Popular Tags

На Марсе классно? Ага, наверное. Если только ты не остался там совсем один.
Литература и, психиатрия\психология, давно уже почувствовали драматизм ситуации и выдают на гора всякие сюжеты на темы одиночества, потерянности. Дефо ведь все помнят? Меня, по какому-то странному стечению обстоятельств, неслыханно потянуло почитать "Робинзона Крузо", будучи в детском лагере лет в 10. При чем все 10 лет до этого книга спокойно провела на книжной полке. А тут желание узнать как оно там, одному, в бескрайнем океане, настигло так глобально, что пришлось с оказией срочно-срочно заказывать книгу.
Так вот . Радость выживалщиков, астрономов-любителей и непрошедших на конкурс космонавтов. Жестковато, да? Нет, кошмар гуманитариям. Вот кому действительно страшно браться за эту книгу. Она построена в формате дневника, который ведет оставшийся на красной планете космонавт. Инженер.То есть много-много расчетов.Благо, у автора, и переводчика, неплохо с чувством юмора. Вставки из серии " о каких великих вещах размышляет наш "Робинзон" реально спасают и кажутся глотком воздуха между подробными рассказом как синтезировать водород, имея полкило картошки и прохудившийся брезент,и "а можем ли мы настроить чатик с Землей?".
Я понимаю, что почти любой другой формат записей вызвал бы непонимание, да и книгу ни разу не хотелось закрыть. Пусть это будет предупреждением. Номер раз.
Номер два. Книга короткая. Нет, вроде бы ты познакомилась с главным героим, все себе хорошенько представила и освоилась и тут б-аац. Все.Закрываем лавочку.
Как-то неправедливо. Про недосказанность не будут. Не зря же я вначале прошлась про водород и картоху.
Паланик в очередной раз, усевшись на своего любимого "конька", бичует пороки современного общества. Фальшивая забота о голодающих детях Африки, свобода слова, отточенная пиарщиками до последней запятой, "потребитель потребленному друг" и прочие ценности прогрессивного мира.
Эта история,довольно грустная, надо сказать, тринадцатилетней дочери очень богатых родителей. Финансовому состоянию завидуют миллионы, а первое фото-на обложке журнала.Не жизнь, а райские кущи. Но вот тут незадача. Банковский счет не исключает того, что все мы смертны.
Вот и "малышка" Мэдисон на пороге вступления в юность отправляется на тот свет. Конечно же с должной помпой.
Но кого это волнует, когда ты оказываешься посреди рек пролитой спермы, гор обыгранных ногтей, а компанию тебе составляют пара миллиардов заблудших душ.

Заманчивая завязка,да и все повествование держит довольно бодрый темп. Беда в том, что чем ближе к концу, тем градус абсурда поднимается, но необходимости в этом нет.Хотя, с другой стороны, нужно же какое-то развитие действия? Не вечно же нашей проницательной пышке отрывать людей от ужина, выясняя наилучшую длину зубной нити?
К минусам можно отнести скомканную концовку и глобальное морализаторство. Чак, зачем? Зачем превращать забойную , полную черного юмора историю в слезливый роман о Высоких Смыслах? Да, все мы одиноки по природе,

«...земля кажется нам адом именно потому, что мы надеемся найти тут рай. Земля — это земля. Мертвые — это мертвые.»

И мы это поняли.
38 Свалин зовется щит, что скрывает
Сияние сверкающей Соль.
Коль упадет он, пламя охватит
И горы, и море.
в Речах Гримнира, З8:
Любая Read more... )
из "Дневника Аполлона Безобразова" - своего рода приложения к роману "Аполлон Безобразов". У Поплавского в оригинале так:

Кто там со странным флагом? Непомнящий. Кто там упавший навзничь... Неслышащий. Кто там, напоминающий зимнее солнце, закутанный в мысли, неизвестный, не нашедший себе применения? Чего он ждет... Обратного поезда... Возвращения.
***

Душа пуста, часы идут назад. С земли на небо серый снег несется. Огромные смежаются глаза. Неведомо откуда смех берется.
Все будет так, как хочется зиме. Больная птица крыльями закрылась. Песок в зубах, песок в цветах холодных. Сухие корешки цветов голодных. Все будет так, как хочется зиме. Душа пуста, часы идут назад. Атлас в томленье нестерпимой лени, склоняется на грязные колени.
Как тяжек мир, как тяжело дышать. Как долго ждать.

***

Был страшный холод, трескались деревья. Во ртути сердце перестало биться. Луна стояла на краю деревни, лучом пытаясь обогреть темницы.
Всё было дико, фабрики стояли, трамваи шли, обледенев до мачты. Лишь вдалеке, на страшном расстоянье, вздыхал экспресс у чёрной водокачки.
Всё было мне знакомо в черном доме. Изобретатели трудились у воронок, и спал одетый, в неземной истомое, в гусарском кителе больной орлёнок.

Борис Поплавский "Был страшный холод" (из книги "Дирижабль неизвестного направления"). Группа Majdanek Waltz, стиль dark folk.